Производство выставочных мобильных стендов. Стенды выставочные - производство.

Российский мед

Обмен опытом

Паркий июльский день подходил к закату, и я торопился пересадить своих «пассажирок» в новое для них жилище. Хотя мощное кучевое облако нависло из-за Амура над Хабаровском, пчелы дружно облетались, и уже через несколько минут я увидел на прилетной доске первых сборщиц с яркой обножкой.

Дальневосточная природа щедро делилась своим богатством с южанками, только что прибывшими с аэродрома. От Хехцирского хребта и до озера Петропавловского буйно полыхало многоцветье липы и других медоносов. Цветение липы, как никогда в другие годы, совпало с теплыми ночами и редкими дождями.Рамка дадановского улья была выше и не входила в многокорпусный лангстрот. Пришлось обрезать ее, а обрезки с медом пришлись по вкусу обступившим меня ребятишкам. Ужалений они не боялись, глядя, как я работаю без рубашки и маски. Занятые своим делом, пчелы спешили к цветам и не обращали на нас внимания. Сказался миролюбивый характер новоселов и изобилие нектара в природе.
— Ну как мед? — спросил ребят подошедший Петр Павлович Оселедка, мой первый командир, с которым мы осваивали премудрости летной профессии.
— Вкусно... Очень хороший! — нестройно отвечали ребята, облизывая сладкие пальцы.
— С прилетом, Григории! Где был? — оставаясь на приличном удалении, спросил пилот.
— Да вот из Минвод пришли. Получали с ремонта «семерку», и я побывал у отца на пасеке в Теберде. Так он приобщает меня к гражданке. Говорит, что здоровье не вечно и когда-то придется расстаться с небом. А будет хорошее хобби, легче перестроиться.
— Он, как всегда, прав — сказал пилот и подошел поближе. Его трудная судьба, подумалось мне, тому подтверждение. Ведь Петр Павлович начинал свой путь с кабины истребителя, но болезнь внесла свои коррективы. Чего стоило ему доказать всем и прежде всего себе, что он не потерян для авиации. Назначение командиром корабля — результат большой победы, доставшейся неимоверным трудом.
Петр Павлович тоже пожевал кусочек воска с медом и многозначительно воскликнул:
— Да! Хорош! Вот это аромат! Я рассказал ему, что по пути
пришлось моим работницам натерпеться всякого. Они на практике познали все тяготы и лишения труда транспортника. Прежде всего им было тесно. Перед тем как забить ящичек с рамкой, отец стряхнул пчел еще с одной рамки в этот маленький домик. Плюс в рамке был расплод на выходе. Вот и посчитай, как они теснились. Но это еще не все. Вылетели мы в Иваново за попутным грузом и подстерегла нас непогода. Пока мы искали хозяев груза, с севера сместился мощный циклон и перекрыл путь на Восток. Так и тащились мы за ним с обычной скоростью воздушной массы. В Свердловск пришли в пятницу, а дальше синоптики не выпустили.
Нам пришлось выставить пчел в форточку, делать им леток, и они все выходные дни деловито летали, собирая нектар и пыльцу с клевера, одуванчика и всего множества цветов, растущих в окрестностях аэродрома. Пчелы сновали с цветка на цветок на клумбе, любовно ухоженной чьими-то заботливыми руками.
В Новосибирске ситуация повторилась. На огромной территории аэроузла по кромке бетонных дорожек цвел все тот же клевер, желтые поля одуванчика, умытого росой, ждали моих тружениц, которые летали уже с рассвета. Теперь я научился работать с ними, перестал бояться ужалений радист, а борттехник спрашивал о курсе лечения от застарелого радикулита. Даже отыскал в аэропортовской библиотеке журнал с пособием на эту тему. По вечерам теперь мы обсуждали методы борьбы с варроатозом, способы подсадки маток и другие пчеловодные проблемы, забыв о надоевшем преферансе.
В Иркутске и Магдагачи пчелам удалось полетать из-под крыла самолета в ожидании разрешения на вылет. Когда запыхавшийся правый летчик Валя Вечер сообщил, что есть «добро», пришлось подождать, пока начнутся сумерки и соберутся вылетевшие в поле пчелы.
Трудный перелет подходил к концу. Циклон сместился в Китай, и мы по его периферии возвращались домой. Выскакиваем под облака. Хехцир закрыт мощно-кучевым облаком, а у слияния Амура и Уссури из облака до самой воды мерцают сполохи грозовых разрядов.
Заруливаем. Нас встречает, а затем провожает инженер, шутник и душа эскадрильи. Смеется, прощаясь:
— Ты их сразу не выпускай. Прими с них зачеты по району полетов.
Отвечаю, принимая шутку, что это лишнее. Пчелы имеют врожденную отличную штурманскую подготовку, ведь они без карты и компасов собрали настоящий мед. Ох и аромат у российского меда!

,
Автор: Рострига Артур | Один комментарий

Один комментарий к “Российский мед”

  1. Оселедка Евгений (3) Написал:

    Оселедка П.П. — это мой дедушка. прикольно. Женя Оселедка, Одесса

Оставить комментарий