Настоящая итальянская паста рецепты. . Вкусный кальян, запас табака и кальянщик на дом - заказать здесь

Правильно ли считать роение инстинктом

Биология пчелиной семьи

Каждая пчела чутко реагирует на многие обстоятельства, из которых складывается обстановка в семье; насколько сильна семья, какова матка, сколько ей лет, сколько открытого печатного расплода в гнезде, какие соты. И, разумеется, многое другое, и внутригнездовое, и внешнее: температура воздуха, сила ветра, чисто небо или покрыто облаками, каково атмосферное давление и пр., а не исключено и вовсе иное — каково, скажем, состояние луны.

Известны работы, доказывающие, что на ход роения влияют и лунные фазы.В многоэлементной системе из десятков тысяч активных слагаемых действия одиночек объединяются и увязываются.
Семья пчел — коллективно единство, сохраняющее вид и размножающее его. На любом этапе жизни и развития она демонстрирует итог сочетания сплетающихся, сливающихся действий тысяч обитателей гнезда.
Возьмем мух — комнатных, мясных, зеленых. Что произойдет с зародышами каждой, наперед известно. Зародыши будут развиваться по присущей виду природе. Можно для всех график расписать, как для движения поездов: кто в какую фазу войдет. Если бы так и с пчелиными семьями было, пасечник ульи выставил бы, а сам в тенечке полеживал, газеты почитывал или транзистор слушал. А то ведь ему только то известно, что роятся пчелы обычно после цветения яблони и до цветения липы, словно фенологический календарь у них, и еще известно, что рои выходят, как правило, с утра, словно в ульях часы с циферблатом. Потому-то надо быть очень умелым настройщиком семей, чтоб предотвратить или по крайней мере не упустить рои.
Было бы роение инстинктом, какая настройка предотвратила бы его? Тут сошлюсь на мнение Павла Львовича Снежневского. В книге «Инстинкты пчелиной семьи» он решительно возражал тем, кто считал, что «роение — необходимый акт в жизни и деятельности пчел», объявлял такое мнение глубоко ошибочным, даже «не заслуживающим внимания». Вот как обосновано это убеждение: «Как на колодных, так и на рамочных пасеках наблюдаются нормальные семьи, не проявляющие роевого настроения, но дающие огромные результаты по медосбору. Эти семьи свидетельствуют, что акт роения не есть что-либо необходимое, неизбежное, а что роевое настроение может для семьи пчел выпадать безболезненно». В другом месте еще отчетливее: «Что касается роения, то инстинкта роения не существует». У Снежневского было достаточно оснований высказаться столь определенно. На его пасеке из семей, выкупленных ранее у пчеловода, промышлявшего только продажей роев, роение семей было практически полностью ликвидировано, о чем Снежневский часто упоминает в своих статьях. Многие страницы в его сочинениях доказывают: роение может заменяться усиленным сбором нектара. Такими и стали пчелы на его пасеке.
Известно: семьи роятся, когда нет достаточного приноса нектара. Появление богатого взятке! вполне может иной раз прервать даже уже начавшееся воспитание роевых маток. А ведь сбор корма — забота одних рабочих... Очевидно пружину рдения заводят в конечном счете рабочие.
Немало я за последние годы историй о роении наслушался. И любопытных, и интересных, и даже загадочных. Но ведь не знаешь, достаточно ли точно они излагаются. Все ли упомянуто, не осталась лй какая-нибудь важная подробность опущенной, а она бы все правильно осветила. Но как подобные происшествия проконтролировать?! Можешь верить — верь, а не можешь — выкинь из головы!
Вот почему меня за живое задел рассказ одного ветерана пасеки, который тоже на семинаре вроде нашего выступил.
— У меня, — начал он, — рой ушел со свищевой маткой...
Как он это произнес, шумок прокатился, все друг с другом стали перешептываться. И я спросил:
— Нет ли какой ошибки? Спросил и огорчил товарища.
— Беда, — вздохнул он, — кому не расскажу, сомневаются. Зачем? Не мальчик я байки травить. Пчелами занимаюсь с малолетства. Меня пасечной азбуке дед учил, как отца Моего — его дед, мой прадед. И отец пересказывал: его дед тоже у своего деда учился. Уж и не скажу, кем он мне приходился. Нашей всей фамилии род от бортевиков-древолазов. Мы и по паспорту значимся. Древолаэовы. Династия! Больше двухсот лет подряд пчелами промышляем. Мне что ли свищевой маточник от роевого не отличить? У меня внук Васятка И тот их не спутает. Даже Слушать обидно. Я тот номер семьи — сорок седьмая — в гробу не забуду! За пасечным домиком улей паяльником Обжигал, лампа шипит, глушит, уши забило. Кончил, выключил, а в ушах все гул. Не сразу дошло. Выбежал из-за домика, оглянул местность поверх точка. Сам себе не верю: роится 47-я, которая свищевых маток воспитывала!
Так он историю эту пересказал толково и вместе с тем удивленно, что я подумал: это вполне проверить можно.
Короче, на следующий год я две семьи пустил в опыт. Как с весны освободил ульи oт утепления — они на воле зимовали — сразу стал к тем семьям применять все, что положено, чтоб склонить к, роению, а когда в них появились мисочки с яйцами, я обеих маток изъял. На четвертый день гнезда осмотрел. Мисочки — пустые, заброшенные, в Сотах яиц нет, в открытых ячеях одни личинки, а главное, — в каждом гнезде по два свищевых маточника... Выждал, сколько требовалось. Порядок, маточники запечатаны.
Ну вот, собственно, и все. Хорошо, не поскупился, на двух семьях опыт поставил. Потому что в одной вышла свищевая матка, матка из второго маточника исчезла, а молодая потянула семью дальше, вроде Она и не собиралась роиться. Зато из второй роевые пчелы увели с собой матку, не посмотрели, что свищевая, а в гнезде пчелы дождались выхода второй свищевой и с ней стали жить-поживать, меды собирать.
После того я в московскую библиотеку васхниловскую добрался, комплекты старых Журналов русских и заграничных перерыл и нашел. Хоть и редко, но выходы роев со свищевыми матками наблюдались. Дальше — больше: нашел сообщения, что наблюдались и выходы роев совсем без маток, когда в гнездах одни только недозревшие маточники. А рою так невтерпеж, что выходит. Выходить — выходит, некоторые и в клуб успевают свиться, а улететь неспособны, возвращаются.
Теперь давайте обмозгуем, о чем говорим. Похоже, роение состоит не из одного события, а их два. Формируют рой рабочие пчелы — раз! и выводится молодая матка — два! Одно только второе имеет место при тихой смене. При выведении роевых маток оба события совмещаются во времени, а в исключительных случаях, как у товарища Древолазова с его 47-й, да у меня в опыте, двойственность события обнаруживается и при выходе роя со свищевой маткой.
Но что же мы все-таки наблюдаем в минуты роения? 80 лет назад Софья Дьяченко на Московском пчеловодном съезде несколько наивно говорила в своем докладе о том, как празднично настроены пчелы, выходя из улья с роем. Над ней подтрунивали, хихикали. А ведь она, пожалуй, к правильной оценке явления приближалась.
Разве может пчеловод равнодушно пройти мимо роящейся семьи? Все вроде знакомо и не раз видано, а снова дивишься и волнуешься. Что сталось с этими созданиями — всегда занятыми, спешащими, целенаправленными, поглощенными очередным занятием? Вдруг они от всего отрешились. Эта волнующаяся масса воспринимается как одно из будничных и вместе с тем праздничных явлений природы, которые одинаково таинственны и прекрасны, как распускающийся цветок. Здесь, в маленьком событии, в кружении, взлетах и падениях тысяч роевых пчел взору человеческому предстает живая память природы, пронесенное через историю планеты напоминание о далеком прошлом вида.
В главе о выходе роя М. Метерлинк отмечает: «торжество ликования, мелодичный звук бесчисленных радостей, сливающихся в сокровенный голос прекрасного мгновения, непреодолимое очарование и исступление бессознательной жертвы, принесенной видом, победу расы и будущего, единственный день забвения и безумия, ликование не владеющих собой больше, наконец, единственное воскрешение пчел...»
В последних двух словах — «воскрешение пчел» — мы видим главное, что помогает постигнуть происходящее.
После поэтического анализа, принадлежащего перу Метерлинка, все, о чем говорится далее, звучит сухо, пересыщено физиологией. Инстинкты отдельной пчелы с полной очевидностью проявляются в течение всей ее жизни, от яйца до конца... Но ведь не все рабочие пчелы проживают свой век одинаково. Далеко не каждая попадает в рой. Такое случается лишь разве с небольшой частью потомства матки. В этих пчелах как бы просыпается остаточный след — пережиток древнейшего, давнего-предавнего прошлого.
Пчелиная семья возникла в эпоху, которую называют плейстоценовой. Она господствовала задолго до появления человека. Но ив намного более давние времена, когда плейстоцен еще был непредставимо далеким, пчелы уже существовали. Пчелы одиночные, у которых жизненный цикл обязательно включал брачный полет.
От тех пчел в современных общественных пчелах сохранились как некое родимое пятно сильно редуцированные яйцевые трубочки. Вместе с изменившимся яйцекладом (он превратился в зубчатое жало) трубочки — последняя примета и свидетельство того, что эти создания относятся к женскому полу. У матки яйцевые трубки развиты, заполняют брюшко, словно вобрав в себя соответствующие органы рабочих, погашенные историей становления семьи.
Если в семье давно нет матки, яйцевые трубки рабочих могут очнуться, начинают увеличиваться, могут даже и яйца выделять, из них выводятся трутни. Но и в нормальных, благополучных семьях каждая пчела, проходя жизненный путь, может под влиянием разных причин оказаться носительницей просыпающихся яйцевых трубочек. Даже известно, в каком возрасте подобное возможно: это возрасты, из которых семья формирует рой.
Теперь зададимся вопросом: разве кто рассматривает, к примеру, дыхание животного как ? Или кровообращение? Или пищеварение? Или что ближе к теме — плодоношение? Дыхание — функция легких. Кровообращение обеспечено работой сердечной мышцы. Пищеварение — процесс биофизического и биохимического освоения и усвоения пищи. Плодоношение — результат цепи сложнейших физиологических процессов.
Многолетний учет случаев роения большого числа диких роев показал: 81 % семей отпускает рои до середины июня, а 18 % — в конце августа — начале сентября. На диаграмме это кривая с двумя пиками — весенним и осенним... У поздних роев нет времени подготовиться к зимовке. Что поддерживает этот второй, самоубийственный пик, неясно. Признать данное отклонение от нормы инстинктивным трудновато.
Профессор Д. В. Аверсон из Висконсинского университета (США) посвятил вопросам роения статью, которая начинается с заявления, изложенного в пяти словах: «Точная причина роения остается неизвестной». А западногерманский знаток пчел доктор Ф. Руттнер в одной из последних своих статей писал: «Пока еще нет полного единства мнений относительно причин, вызывающих роение». Выходит, и Руттнер, и Аверсон, как задолго до них Снежневский, не считают причиной роения инстинкт.
И разве не на каждом шагу убеждаемся мы, что выход роя, его перелет подготовляются сменой ряда состояний и процессов, возникающих из действий множества одиночек? То же и о выращивании молодых маток.
Но могут спросить: не все ли равно — объявлять роение инстинктом или понимать его, как процесс. Отвечу на вопрос цитатой из статьи «400 лет споров об инстинкте», о которой уже упоминалось: «Относя какое-нибудь поведение к разряду инстинктов, мы тем самым, не желая того, тормозим его изучение. Классифицировать данную форму поведения или дать ей название — еще не значит объяснить ее».
Я в этом тоже убежден. Никому своего взгляда не навязываю и прошу обдумать изложенные факты и их оценку.

, , ,
Автор: Рострига Артур | Комментариев нет

Комментариев пока нету. Почему бы вам не оставить свой комментарий?

Оставить комментарий