Раскраски растений, мы научим вас. . гостиницы москвы, отель на час на бауманской, гостиницы рядом вокзала москвы . Пирамида

Первый глоток молочка. Часть 2

Биология пчелиной семьи

Стоит! Заслуживает! Всякая крупица подлинного знания позже или раньше обязательно окажется действенной. В данном случае разгадка стела бы дополнительной подсказкой для решения вопроса об оптимальной высоте ульевой, а может, и магазинной рамки.

Перенесем теперь внимание на вершину пирамиды Маральди. Она, действительно, представляет центр дна... Да, вводит в шестигранник брюшко, прикасается концом его к основанию. В этот момент проскользнувшее по яйцекладу-жалу яйцо приклеивается к восковому дну своим концом. Но жало матки в отличие от пчелиного искривлено, и яйцо оказывается соответственно не в центре основания, а на плоскости одного из ромбов. Мы этого не видим, но, наблюдая матку, когда она на миг замерла, спрятав брюшко в ячее, догадываемся, куда именно отложено яйцо.

Выдающийся венгерский пчеловод, лауреат премии Кошута доктор Золтан Эре-ши Пал выяснил: яйцо приклеивается на ту из трех плоскостей, куда направлена голова матки. Оно естественно: в ту же сторону искривлен яйцеклад.

Последим какое-то время за маткой, когда она перемещается по соту, одно за другим без перерыва устанавливая серию яиц. После того как брюшко извле- , чено из ячеи с оставленным на ее дне яйцом, матка, как мы уже отметили, чуть повернувшись всем телом, заглядывает в следующую ячею. Никто, насколько нам известно, не измерил углов совершаемых маткой поворотов. На первый взгляд, они производят впечатление случайных, бессистемных. Но здесь существуют свои закономерности, как и в частоте переходов на другую сторону сота, благодаря чему сот в конце концов сплошь без пропусков засевается пчелиными или трутневыми яйцами с обеих сторон.

Прерывая откладку каждой серии яиц, матка позволяет себе передышку. Сей-20 час начинается кормление: пчелы свиты наперебой вводят свои головы в раскрытые жвалы матки. Такую «пищевую зарядку» можно непосредственно наблюдать.

Передышка непродолжительна, измеряется секундами. Когда она наступает? Когда прерывается засев ячеек на одной стороне сота для перехода матки на вторую сторону? Ни хронометром, ни спидометром, ни другими счетчиками матка не располагает. Остается думать, что она как-то воспринимает наличие в ее яйцевых трубочках вполне созревших яиц, а это связано с общим числом этих трубочек.

В разгар сезона матка успевает за сутки засеять до полутора тысяч ячей, бывает, и больше. В среднем на каждую ячею расходуется минута. Фактически не так. Чистое время, потребное для доставки и приклейки яйца к основанию ячеи, измеряется считанными секундами.

Выложить бы в одну линию яйца, рассеянные по ячейкам за летние сутки, получилась бы примерно трехметровой длины нить сечением около четверти миллиметра... Вес такой нити не уступит весу самой матки, из чего нетрудно понять, как высоки темпы и напряженность обмена веществ в организме... Этот процесс не протекает, скорее, бушует в хитиновом реакторе брюшка.

Может даже сложиться впечатление, что секрет кормовых желез рабочих, поступающий в пищевод матки, далее за секунды успевает претерпевать в лоне брюшка необходимые превращения, одеться в два слоя мембраны, прежде чем проскользнуть по яйцекладу в очередную ячею.

Впрочем, не стоит поддаваться обманчивому впечатлению. Путь молочка в организме матки куда более сложен и извилист. Не сразу пополняет израсходованные запасы жирового тела, да и отсюда не прямым путем пластические вещества поступают в яйцевые трубочки... Тем очевиднее стремительность происходящего.

Но вот яйцо приклеено и поначалу стоит. Почти перпендикулярно к плоскости одного из ромбов дна ячеи. Что ожидает его в дальнейшем, запечатлено в одном из Научных фильмов. В фильме использована комбинированная съемке: в нем словно спрессованы одни моменты, тогда как другие растянуты во времени. Для достижения такой цели потребовалось в течение первых суток производить снимки с перерывами в несколько минут, тогда как в течение третьих суток велась ускоренная съемка. Впоследствии фильм демонстрировался в нормальном режиме. Это и позволило в подробностях проследить события, протекающие на дне пчелиной ячейки, после того как яйцо приклеено к нему своим основанием.

Поначалу оно, чуть изогнутое в средней части, стоит в полный рост, затем все так же в полный рост начинает медленно, но заметно наклоняться и, наконец, ложится на плоскость, которая еще недавно служила ему опорой. Здесь-то взору и открываются заметные снаружи изменения. Под мембраной, поначалу туго облегавшей яйцо, замечается некое шевеление. Оно все более отчетливо проявляет себя. И вот на макушке яйца проступает медленно растущая капелька жидкости. Она меняет цвет мембраны. Мы видим это на экране. Но все, что происходит дальше, позволяет подозревать, что эта капля несет с собой и некие химические, может, обонятельные сигналы. Сейчас станет ясно, на чем основано предположение.

Капля растворяет верхушку мембраны, и это уже не макушка яйца, а головная часть будущей личинки. Будущей, потому что создание, оболочка которого тает, находится пока только на пороге жизни. Оно еще и не дышит. Мгновение. И судороге, пробегающая по тельцу, — она хорошо видна — заполняет дыхальца воздухом. Вот теперь личинка ожила по-настоящему. Все это время в ячее не было корма. Жизнь личинки поддерживалась энергией пищевых запасов, заключавшихся в желточных тельцах и протоплазме яйца, да за счет мембран, растворенных ферментами, выделяющимися при преобразовании яйца в личинку.

Пробегавшие до сих пор по поверхности сота рабочие пчелы, в том числе и кормилицы, лишь изредка заглядывали а ячейку с яйцом, опускали в нее усики, сразу их извлекали, спеша далее своим путем. Правда, некоторые авторы полагают, что в иных случаях кормилицы глубже проникают в ячею и даже облизывают язычками яйцо от макушки до основания. Нигде не удалось найти описания метода, позволившего проследить такие факты. Впрочем, теоретически нет оснований отрицать возможность как самого действия, так и возможности подсмотреть его совершение. Ведь если бы располагать пчелиной ячеей, одна из шести восковых стенок, которой заменена красным стеклом, то свет, проникающий в ячею, не воспринимался бы пчелами, ну а видеть, что в такой ячее происходит, вполне возможно.

Фильм демонстрирует личинку беспомощную, еще сохранившую изогнутую форму яйца, но уже начавшую дышать. Составляющие ее тело кольца-сегменты расширяются и опадают. Ротовое устройство готово принимать пищу.

Личинке, зашевелившейся на дне ячеи, требуется срочное пищевое подкрепление. Теперь кормилицы больше не ограничиваются поверхностными обследованиями обитаемой ячеи. Та капелька, появление которой мы наблюдали и которая растворила мембраны, служившие внешней оболочкой, не подает ли молодым кормилицам сигнальное оповещение? Оповещение о необходимости кормовой заправки именно молодой личинки. Сигнальные оповещения, сохраняющие свою эффективность на протяжении определенного срока, а впоследствии улетучивающиеся, рассеивающиеся, теряющие значение, известны в биологии многих видов. Более взрослые личинки, вступившие в четвертые сутки жизни, подают, возможно, иной сигнал, в ответ на который кормилицы подают в ячейку уже не молочко, а смесь меда с пергой.

Что дает право строить такое предположение? Сошлемся на биологию других общественных насекомых. У термитов выпрашивание корма молодью производится с помощью антенн, щекочущих будущего кормильца. У общественных ос личинки подают сигнал — «требуется корм», отирая голову о края ячеи, вследствие чего возникает «скрип». У муравьев-кочевников личинки просят корм, подавая обонятельный сигнал, испуская пахучее выделение, сходное с запахом матери всей семьи. Взрослые муравьи этих видов подобного запаха не имеют. Они просто дурно пахнут.

Подача личинками сигнала — просьбы о корме — приспособление, можно сказать, логичное: оно освобождает кормилиц от посещения личинок, снабженных запасом корма.

Фильм доктора Дю-Проу, о котором мы здесь рассказывали, запротоколировал на кинопленке одну из наименее известных страниц пчелиного бытия.

Здесь можно напомнить об опыте с переноской пчелиного яйца в центр ячеи, в точку, где сходятся три ромба угла. Зная все, что продемонстрировал фильм, мы можем заключить, что упавшее из центра ячеи яйцо оказалось бы головной частью не на поверхности лужицы молочка, а ниже, что усложнило бы прием корма. Установленное же на одной из сторон ромба яйцо помещает зародыш, освободившийся от внешней мембраны, не как попало, а облегчая усвоение питания. Причем дыхальца, которыми личинка уже начала пользоваться, не заклеиваются.

Первый глоток пчелиного молочка сделан. Начинается рост личинки.

Когда-то философы-схоласты ломали копья в спорах о том, что раньше появилось на свет: куриное яйцо или курица? Курица или куриное яйцо?

Насколько же этот вопрос проще другого, который можем поставить мы. Конечно, ячея не могла появиться раньше, чем пчела. Это неоспоримо. А вот что возникло и установилось раньше: мембраны пчелиного яйца или состав растворяющего их выделения? Глубина ячейки в сотах или размеры брюшка матки? Геометрия дна пчелиной ячейки или углы наклона продольной оси их симметрии? Форма пчелиного яйца (выпуклая — спинная, вогнутая — брюшная) или искривленное жало — яйцеклад матки?

Из всего, протекающего на дне пчелиной ячейки, можно извлечь немало таких безответных вопросов, наглядно раскрывающих сложность и совершенство, взаимодействие, взаимопригнанность, взаимосвязанность всего, что мы наблюдаем в жизненном процессе, что мы обнаруживаем в пчелиной семье, как биологической целостности.

, ,
Автор: Рострига Артур | Комментариев нет

Комментариев пока нету. Почему бы вам не оставить свой комментарий?

Оставить комментарий